-Как вы ориентируетесь? -По приборам.
- АЙН - ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ЯЗЫКА И ФОЛЬКЛОРА АЙНОВ
«Падают, кружась, то ли серебряные капли, То ли золотые искорки».



Эти строки из айнской песни «Юкара» выбиты на каменной плите, установленной на могиле Тири Масихо в глубине сада «Моиваяма» в городе Саппоро на о. Хоккайдо, где покоится его прах, в окружении деревьев и цветов, как он сам просил в своем завещании.
24 февраля 2004 г. исполнилось 95 лет со дня рождения Тири Масихо. Ему - первому айнскому ученому, отдавшему, как Прометей, весь жар своего пламенного сердца делу сохранения духовной культуры для последующих поколений айнов, мы посвящаем наш очерк. Выходец из многодетной айнской семьи он рано познал невзгоды и лишения, которым подвергался его многострадальный народ, чтобы отстоять свое место под солнцем.
Детские годы Тири Масихо прошли в небольшом городке Ноборибэцу, расположенном на тихоокеанском побережье о. Хоккайдо на севере Японии. У родителей он был вторым ребенком (из семи детей) в семье. Уже тогда Масихо был окружен любовью, заботой и вниманием близких, дорогих его сердцу людей. В его воспитании большую роль сыграла мама - Нами.
Она научила Тири почитать старших, быть добрым, внимательным и отзывчивым к людям. Новые штрихи к портрету Тири Масихо добавляют его жена Миэ Хагинака: «После смерти Тири его многие критиковали, но все отмечали, что он был честный и добрый человек. Особенно женщины помнили его веселый смех и шутки. С женщинами Тири всегда был вежлив и предупредителен. Речь его была богата разными афоризмами и поговорками. Он никогда не выпячивался в разговоре. В детстве его научила так вести себя мама. ...Она была христианкой, посещала церковь в Хакодатэ. Но сын не стал верующим. Мама не навязывала сыну свою веру. Она говорила: «Ты выберешь свою дорогу сам». Это была «умная и почитаемая женщина».
Тири Масихо рос в семье, где дома все говорили по-айнски. Именно тогда он впервые услышал от мамы легенды, мифы и предания своего народа, которые глубоко запали ему в душу. Позднее он вспоминал: «Долгими ночами старики не спеша рассказывали древние легенды и мифы. Их я запомнил и самые интересные записал». Много лет спустя часть из них была литературно обработана и опубликована Тири Масихо в своей первой книжке «Божественный меч гор», увидевшей свет в 1927 г., когда ему исполнилось 18 лет.
Но счастливые беззаботные годы детства незаметно прошли. В апреле 1915 г. в возрасте 6 лет родители отдают маленького, но довольно смышленого не по годам Масихо в младшую школу города Ноборибэцу. Уже в то время он заметно выделялся по уровню интеллекта среди своих сверстников. Так, старшая сестра Тири Масихо - Тири Юкиэ (1903-1922), во время учебы брата в Асахигава, как и многие, близко знавшие его тогда, отмечала, что у него была «светлая голова». В дальнейшем эти задатки были замечены и развиты первыми учителями Тири Масихо: японскими учеными - айноведами - Киндаити Кёсуке и Сугияма Суэо.
Время, потраченное ими, не пропало даром. Юноша показал выдающиеся способности в учебе и науках. Но наиболее феноменальных успехов Тири Масихо достиг в лингвистике и особенно в изучении языка и фольклора айнов Хоккайдо и Южного Сахалина (Карафуто). С годами этот интерес не только не ослабел, а наоборот - еще более усилился.
Ведь в то время степень изученности айнского языка, его фонетической структуры и грамматики, несмотря на усилия английских миссионеров русских собственно японских
ученых и других, оставались не на том должном уровне, который должен был занимать в мировой лингвистической иерархии. Тири Масихо - выходец из айнской среды первый среди своих соплеменников получил ученую степень доктора наук.
Изучение айнского языка, а также богатейшего национального наследия (эпоса, мифов, легенд, преданий и сказок), составляющего святая святых айнов - сокровищницу, оставленную его предками в наследство своему народу и передаваемую из уст в уста от одного поколения к другому, - стало для него делом всей жизни.
Среди ученых-айнов Японии Тири Масихо был и всегда останется первым из первых. Прочные позиции в айнской лингвистике, как и в айноведении вообще, занятые им в то время, остаются непревзойденными до сих пор. После себя он оставил огромное научное наследие. У себя на родине на Хоккайдо, как, впрочем, и по всей Японии, имя Тири Масихо известно всем исследователям-айноведам, но не за ее пределами - в России и в частности на Сахалине, где он непродолжительное время (с 1940 по 1943 гг.) жил и работал и где осталась частичка его сердца.
Поэтому столь велик интерес российских исследователей к биографии этого первого в мире ученого-лингвиста, вышедшего из самых глубин айнского народа. Но парадокс состоит в том, что ни в советских, ни в современных российских энциклопедических изданиях о нем невозможно найти никаких (даже самых кратких) сведений. Так что все приведенные в очерке сведения почерпнуты нами исключительно из японских научных, справочных и энциклопедических изданий: «Энциклопедии великих людей Японии», «Большой энциклопедии Хоккайдо», «Энциклопедического словаря» и «Словаря культурной антропологии». Не менее важные биографические сведения нам удалось почерпнуть из опубликованных воспоминаний членов семьи Тири, а также воспоминаний его жены Миэ Хагинака - верного друга и спутника жизни.
Они были напечатаны в г. Токио в пяти номерах журнала «Человечество» (Нигэн дзасси) в 1980-1981 гг. - по числу лет, прожитых ими вместе. Об этом уникальном издании, русский перевод которого впервые был опубликован в четвертом номере тихоокеанского альманаха «Рубеж» в 2004 г., мы расскажем чуть позднее. И еще одна особенность, делающая воспоминания Миэ Хагинаки уникальными. Это то, что написаны они самым близким и дорогим его сердцу человеком - женой, которая как никто другой знала своего мужа. Что подкупает: в своих воспоминаниях она приводит выдержки из дневника Тири Масихо. С большой любовью Миэ Хагинака осуществлен подбор фотографий из их семейного архива.
С разрешения Миэ Хагинака автор имеет возможность представить не публиковавшийся ранее один из последних прижизненных снимков Тири Масихо.
Российским исследователям-айноведам имя Тири Масихо по-прежнему остается мало известным. Также мало известными, как тогда, так и сейчас (хотя со дня безвременной кончины Тири Масихо прошло уже более сорока лет), продолжают оставаться труды ученого, обессмертившие его имя. Нельзя сказать, что их нет на Сахалине. Несколько книг и научных статей ученого хранятся в фонде редких книг Сахалинского областного краеведческого музея (перечень их приведен в конце очерка). Но это лишь мизерная часть из весьма обширного научного наследия ученого, перевод на русский язык и издание которого еще предстоит осуществить в будущем.


Тири Масихо с мамой Нами

Данной публикацией мы преследовали одну цель: приоткрыть ореол таинственней над личностью этого незаурядного человек гениального ученого-исследователя, внесшего бесценный вклад в познание духовной культуры айнов - одного из самых древних и загадочных народов на нашей планете, некогда населявших все острова Японского архипелага. Это попытка проникнуть в его внутренний мир, его творческую лабораторию. Из имеющихся в нашем распоряжении разрозненных фактов мы попытались как можно полнее воссоздать обобщенный образ ученого. Столь же непростой была задача воссоздать (хотя бы в общих чертах) основные вехи событий, имевшие место в жизни Тири Масихо. Насколько это нам удалось - судить вам, уважаемые читатели.
Как же протекали детские и юношеские годы Тири Масихо, чем они были примечательны и как он пришел в большую науку?
Чтобы ответить на эти вопросы, нам пришлось обратиться к первоисточникам. И вот что удалось узнать.
По окончании начальной школы в г. Ноборибэцу в марте 1921 г. Тири Масихо делает попытку поступить в муниципальную среднюю школу города Асахигава, но не смог сдать вступительных экзаменов. Казалось бы, как такое могло произойти, учитывая, что Тири Масихо был самым лучшим среди своих сверстников и обладал большой эрудицией? Причин тому несколько: во-первых, в те годы Асахигава считался городом военных, и попасть в то учебное заведение, в которое стремился Тири Масихо, было не так-то просто. Во-вторых, в положении, в котором оказался тогда Тири Масихо (он ведь происходил из айнской семьи), это было почти невозможно. В то время приоритет при поступлении неизменно отдавался детям военных. Но Тири Масихо не отчаивается. Чтобы вновь не оказаться в подобной ситуации, в апреле он подает документы в другое учебное заведение - младшую школу Китамои в Асахигава куда и был принят.
Тири Масихо не случайно так настойчиво добивался возможности учиться именно в этом городе. Здесь жила его родная тетя Каннари Мацу - носительница фольклора и традиций айнов, которая приходилась дочерью хранительницы айнских сказаний Монащино Уку. В ее семье с детских лет росла старшая сестра Тири Масихо - Юкиэ. Именно здесь в 1919 г. у Юкиэ произошла памятная встреча с известным японским ученым-айноведом, профессором Хоккайдского университета Киндаити Кёсуке, специально приезжавшим после торжеств по случаю празднования 50-летия освоения Хоккайдо из Саппоро в Асахигава, чтобы навестить айнскую сказительницу Монащино Уку. Тогда-то Юкиэ впервые «услышала от ученого, что айнские мифы и предания являются важнейшими в литературе страны». Эти слова настолько глубоко запали в душу 16-летней девушки, что к приезду своего брата она решает посвятить свою жизнь сбору айнского фольклора и делает первые конкретные шаги к претворению намеченного. Часть из записанных ею айнских преданий и мифов она, заручившись поддержкой Киндаити Кёсуке, вскоре пересылает своему учителю в Токио.
Однако смерть подкралась незаметно. 18 сентября 1922 г. Тири Юкиэ не стало. Так, в начале своего пути, ушла из жизни одна из самых молодых (ей было тогда 19 лет), необычайно талантливая собирательница айнского фольклора, которой прочили большое будущее. Книга Тири Юкиэ «Айнские мифы» вышла из печати только год спустя - в августе 1923 года.
Тири Юкиэ сыграла далеко не последнюю роль в судьбе своего младшего брата Масихо и в выборе им профессии. Еще во время учебы брата в Асахигава она пыталась заинтересовать его своим любимым делом, ради которого жила. И это не могло не найти отклика в его душе.



Осенью 1922 г., сразу после получения трагического известия о смерти своей старшей сестры, Тири Масихо решается перевестись из Асахигава в младшую школу г. Ноборибэцу, чтобы в столь тяжелое для семьи время быть рядом с родителями и разделить с ними горе. По окончании школы первой ступени Тири Масихо в 1923 г. был вынужден вновь покинуть родительский дом. Он уезжает в портовый г. Муроран, расположенный на берегу живописной Вулканической бухты, где до 1926 г. учился в гимназии. Но не проходит и года, как здесь, в Муроране, в память о своей старшей сестре, Тири Масихо выпускает свой первый сборник айнских мифов «Божественный меч гор».
В жизни ученого не раз случались трудности, которые он, со свойственной айнам решимостью и упорством, преодолевал. Так, в 1927 г. из-за послеоперационных осложнений по удалению нарыва Тири Масихо целый год не мог учиться в школе. Чтобы не терять времени зря, он, окрыленный первым успехом, много времени и сил отдает изучению мифов и преданий своего народа. Итогом этой кропотливой и плодотворной работы стал его второй сборник айнских мифов "Божественный меч моря», подготовленный им в период вынужденного перерыва в учебе.
В своем выпускном сочинении Тири Масихо писал, что в будущем хотел бы стать лингвистом-языковедом. Этим своим мечтам он старался следовать всегда и, невзирая на болезнь сердца, которая с каждым годом все острее давала о себе знать, упорно шел к намеченной цели. Тири Масихо много и настойчиво работал над собой, чтобы в совершенстве овладеть всей суммой знаний, передаваемой eму школьными учителями.
По окончании гимназии в возрасте 20 лет Тири Масихо ненадолго поступает на службу в управу уезда Поробэцу. Тогда же Киндаити Кёсуке советует родителям отправить Тири Mасихо для продолжения образования в столицу. Родители вняли совету ученого. Несмотря на непростое материальное положение в семье они отправляют сына в Токио. Там до февраля 1930 г. он жил на квартире у своего учителя, где усиленно занимался подготовкой к экзаменам. В апреле, успешно сдав все экзамены Тиро Масихо был зачислен в колледж.
При этом он показал очень хороший результат - 12-е место среди 120 человек, что лишний раз свидетельствует о его незаурядных способностях. После окончания колледжа Тири Масихо непродолжительное время был учеником офицера ВМФ Накадзима.
В 1933 г. по настоянию Киндаити Кёсуке Тири Масихо подает документы в Токийский императорский университет. Серьезная подготовка принесла свои плоды. Тири Масихо успешно сдает все экзамены и становится студентом факультета литературы. На факультете Тири Масихо поначалу специализировался на отделении английской литературы. Но уже в марте следующего года он отправляется в свою первую этнографическую экспедицию в поселок Сираой, находящийся на тихоокеанском побережье Хоккайдо, с целью сбора материалов по фольклору айнов. Эта экспедиция помогла ему окончательно определиться в выборе профессии. По возвращении он, совершенно неожиданно для своих сокурсников, подает заявление руководству университета о переводе его на отделение языкознания, которое было внимательно рассмотрено и удовлетворено. Темой для своей дипломной работы, блестяще защищенной в 1935 г., Тири Масихо избирает «Грамматику айнского языка». Она на долгие годы предопределила интерес будущего учёного к одной из самых сложных, но весьма перспективных отраслей языкознания.
Незадолго перед окончанием университета Тири Масихо была подготовлена и опубликована совместно с Киндаити Кёсуке книга «Правила языка айнов». Она вышла из печати в Токийском издательстве «Иванами» в 1935 г.
В последующие два года у Тири Масихо в издательстве «Ачикк Мюдзеам» в Токио выходит из печати двухтомник его работ. В 1-й том, опубликованный в 1936 г., вошли «Сведения об этнографических исследованиях айнов», а во 2-й том (1937 г.) - «Исследования по айнскому фольклору (загадки, устные сказания, песни)».
Не всякий студент (даже по нынешним меркам) способен справиться с научной работой такого высокого ранга. Все это свидетельствует о незаурядном таланте Тири Масихо, как исследователя фольклора айнов.
В марте 1937 г. Тири Масихо оканчивает токийский университет и в апреле поступает в аспирантуру при нем. В этом же году в Токио был переиздан один из его самых ранних сборников посвященных фольклору айнов, - «Божественный меч гор», опубликованный 10 лет назад в Асахигава. В июне у Тири Масихо произошло важное в жизни событие: он женится.
Год учебы в аспирантуре пролетел незаметно. Но средств на содержание семьи и продолжение обучения в аспирантуре катастрофически не хватало. Чтобы выйти из столь затруднительного положения, Тири Масихо принимает единственно верное в тех условиях решение - найти такую для себя работу, которая помогла бы решить материальную сторону вопроса. Поиски привели его в компанию «Сансёто», где ему была предложена должность сотрудника, и он дает на то свое согласие. С 7 июля 1938 г. началась его трудовая деятельность. В сентябре того же года в жизни молодой семьи Тири произошло еще одно радостное событие - рождение первой дочери. С ее появлением хлопот заметно прибавилось. Но это были поистине счастливые для Тири Масихо дни. Так, в повседневных хлопотах и заботах прошли два года. Весной 1939 года (без отрыва от работы в компании) Тири Масихо заканчивает аспирантуру. Лишь в июне следующего года он увольняется из компании и уезжает на Карафуто (Южный Сахалин).
Чтобы понять, чем была вызвана столь резкая перемена в жизни Тири Масихо, необходимо вернуться на несколько лет назад - к годам его учебы в гимназии города Муроран. В то время директором гимназии был господин Нобуёси Фукуяма. Он-то и обратил внимание на «способного юношу, который, - как пишет в своих воспоминаниях Нобуёси, среди 150 поступающих выделялся своим умом». «Согласно ... результатов сдачи экзаменов он (Тири Масихо. - М.П.), - отмечает далее Нобуёси, - был мной назначен старостой класса № 3, хотя сре¬ди учителей было 2-3 человека против этого». Надо отдать должное неординарному во всех отношениях решению Нобуёси Фукуяма. Не всякий бы на его месте решился на столь ответственный шаг, учитывая националистические тенденции, преобладавшие тогда в японском обществе (особенно по отношению к айнам -самому низшему сословию Японии).
Учеба в гимназии давалась Тири Масихо довольно легко. Но за этой кажущейся внешней легкостью скрывался большой напряженный каждодневный труд. Не было такого предмета в учебной программе, к которому бы он не был готов к началу занятий. Всегда аккуратный и тактичный с учителями и в отношениях со своими сокурсниками он был для окружающих примером для подражания. Такой же пример добросовестного отношения к своим обязанностям для своих подчиненных представлял собой и директор гимназии Нобуёси Фукуяма.
После стольких лет безупречного руководства гимназией города Муроран Нобуёси Фукуяма совершенно неожиданно для себя получает предложение возглавить женскую гимназию в городе Тоёхара на Карафуто, куда и уезжает в 1939 г. после передачи всех дел. В этом же году он был избран членом совета Музея губернаторства Карафуто.
Но Нобуёси Фукуяма не забыл о Тири Ма-сихо - одном из лучших своих учеников. Когда все хлопоты по обустройству на новом месте были улажены, он приглашает его на работу к себе в гимназию в качестве преподавателя-почасовика.
Разумеется, от такого лестного приглашения Тири Масихо не мог отказаться и с благодарностью принял его. По оформлении всех необходимых формальностей он уезжает на Карафуто, а некоторое время спустя, когда решился вопрос с квартирой, перевозит туда же с Хоккайдо семью.
Так Карафуто вошел в жизнь Тири Масихо. Однако для человека такого масштаба, как Тири,
одной работы в гимназии было недостаточно. Его необузданная энергия требовала своего выхода. И он нашел себе дело по плечу, устроившись на работу внештатным сотрудником технического отдела Музея губернаторства Карафуто. Можно предположить, что без участия Нобуёси Фукуяма здесь тоже не обошлось.
Эти три года, проведенные Тири Масихо на Карафуто, оказались для него наиболее насыщенными в научном плане. Все свои силы, весь свой творческий потенциал он направляет на всестороннее и глубокое изучение различных сторон материальной и духовной культуры айнов Карафуто, в особенности их языка и богатейшего народного фольклора, наиболее слабо изученных в то время.
В г. Тоёхара (Южно-Сахалинск) судьба свела Тири Масихо с уже известным тогда в научных кругах Японии ученым-фармакологом и археологом Вада Бундзиро, работавшим в те годы главным врачом центральной больницы и профессором медицинского колледжа города. Он, как и Тири Масихо, все свободное время (преимущественно по выходным дням, т.к. другого времени у него просто не оставалось) посвящал научной работе. Поначалу Вада Бундзиро как специалиста-медика необычайно заинтересовали нервно-паралитические свойства яда - аконита, извлекаемого айнами из растения борца, повсеместно произрастающего на Карафуто. И этот интерес вполне объясним. Другим не менее важным занятием, которому Вада
Бундзиро отдавал все свое свободное время, стало исследование раковинных куч близ Рутака (г. Анива), в процессе раскопок которых ему удалось обнаружить несколько древних захоронений, давших очень важный в научном отношении палеоантропологический материал.
Однако после знакомства в Музее губернаторства Карафуто с лингвистом Тири Масихо Вада Бундзиро необычайно живо заинтересовался айнской этнографией, не оставляя разумеется, без внимания и вопросы, связанные с медициной айнов, входящие в сферу его профессиональной деятельности. Общность научных интересов настолько сблизила ученых, что они не раз предпринимали поездки в уезды Рутака (Анивский район) и Одомари (Корсаковский район) для проведения совместных научных исследований среди айнов. Во время этих поездок, как пишет в одном из своих писем к автору данного очерка сын Вада Бундзиро Вада Кан, «они записывали айнские мифы, легенды и особенно медицинскую терминологию от айнских информаторов». По итогам работ на свет появилась целая серия научных статей, написанных Тири Масихо совместно с Вада Бундзиро. Перечень их приведен ниже (в библиографии ученого).
На Южном Сахалине в ноябре 1940 г. у Тири Масихо появилась на свет вторая дочь. Конечно, работа в училище поглощала все время. На работу вне стен училища и собственно для проведения этнолингвистических исследований среди айнов оставались лишь выходные дни и отпуск. Так что можно себе представить, каким напряженным был график работ ученого. На полноценный отдых времени практически не оставалось. А если учесть, что у Тири Масихо была хроническая болезнь сердца, то он буквально работал на пределе своих сил, стараясь охватить как можно больший круг айнов-информаторов. И, судя по вышедшим в те годы и по возвращении на Хоккайдо публикациям, это ему блестяще удалось. Забегая вперед, замечу, что после окончания второй мировой войны и репатриации всего японского гражданского населения (а вместе с ними - и сахалинских айнов на о. Хоккайдо) в 1948 г. Тири Масихо довелось позднее еще не раз встретиться со многими своими старыми айнами-информаторами, известными по годам работы на Карафуто. Они помогли ему восстановить многие утраченные на Южном Сахалине материалы.
В сентябре 1942 г. в Музее губернаторства Карафуто состоялась памятная встреча Тири Масихо с видным энтомологом, археологом и этнологом Коно Хиромити - сыном знаменитого ученого, основоположника археологии Хоккайдо Коно Цунэкити, прибывшим на остров для сбора насекомых-вредителей. В научных кругах Японии Коно Хиромити стал широко известен своими выдающимися открытиями, сделанными при раскопках раковинных куч Хоккайдо. Поэтому Тири Масихо не преминул лично познакомиться с ученым и обменяться с ним мнениями по интересующему обоих кругу вопросов, а также узнать о планах его работ на Карафуто.
В жизни Тири Масихо 1942 г. оказался знаменателен еще одним важным событием. В издательстве «Хэйбонся» в Токио выходит из печати его новая монография «Грамматика айнского языка», написанная совместно с учителем Киндаити Кёсуке.
Но из-за болезни сердца, которая все острее давала о себе знать, Тири Масихо был вынужден в 1943 г. оставить работу в гимназии и возвратиться обратно на Хоккайдо. На первых порах он поселяется с семьей в своем родном городе Ноборибэцу, где каждая улочка, каждый дом были очень хорошо знакомы и необычайно дороги его сердцу. Они вновь напомнили ему о тех радостных и счастливых днях детства. К огорчению Тири Масихо, найти в городе работу по специальности оказалось не таким уж простым делом. Поэтому некоторое время спустя Тири Масихо уезжает в г. Саппоро и первым делом обращается в Хоккайдский университет. Однако к тому времени все вакансии в университете уже были заняты, и его, как специалиста в изучении айнского языка, временно зачисляют на должность внештатного сотрудника отдела северных культур. Осень порадовала Тири Масихо рождением сына, которого они с женой так долго ждали.
Но Карафуто, как магнит, неотвратимо тянул его к себе. Ведь многое из задуманного тогда так и не удалось выполнить до конца. Эти свои задумки Тири Масихо и намеревался реализовать в ходе своей очередной (и как показало время - последней в военный период) этнографической экспедиции на Карафуто, состоявшейся в июле-августе 1944 г.
Экспедиция оказалась на редкость плодотворной в научном плане. Результаты ее впечатляют. Среди огромного массива полевых материалов, записанных Тири Масихо, исключительный интерес представляют сказки айнов Карафуто, составившие впоследствии его зо¬лотой фонд. Часть из них, по завершении литературной обработки, была передана ученым в редакцию «Вестника Музея губернаторства Карафуто». Он вышел в г. Тоёхара в 1944 г. Это оказался последний выпуск музейного журнала, где были опубликованы айнские материалы Тири Масихо.
Судьба была к Тири Масихо благосклонна. В отличие от своих коллег, оставшихся на Карафуто, он смог избежать многих неприятностей, выпавших на их долю, т.к. в это время находился на Хоккайдо. Осенью 1945 г. он отправляется в свою очередную экспедицию - в г. Абасири, расположенный на берегу холодного Охотского моря. Основной ее целью, как и в прежние годы, было изучение языка хоккайдских айнов и его диалектов.
Зимой 1945 г. Тири Масихо при поддержке своего брата Тири Такао и Огава Саносукэ создает Ассоциацию айнов (Айну кёкай). На ее первом заседании они вместе с Моритакэ Такэити «горячо обсуждали проблему создания айнской автономии», а в 1946 г. «Такахаси Макото стал выпускать газету «Айну симбун».
В ассоциации и со страниц газеты они энергично выступали в защиту прав и национального самосознания айнов, а также за возвращение айнам земель, принадлежащих их предкам, насильственно захваченных японцами.
В феврале 1946 г. Тири Масихо принимал участие в создании нового обновленного Общества «Айны Хоккайдо» и являлся одним из самых активных его деятелей. Год спустя у Тири Масихо родился второй сын, что вызвало радость в кругу его большой семьи. 31 августа 1947 г. Тири Масихо становится преподавателем-почасовиком в Хоккайдском университете. Но он никак не мог удовлетвориться достигнутыми результатами. Круг его профессиональных интересов был намного шире. Кроме преподавательской работы он на протяжении двух лет принимал посильное участие в раскопках знаменитых раковинных куч Моёро в г. Абасири.
Лишь 1 июня 1949 г. министерство просвещения Японии наконец-то утвердило Тири Масихо в должности штатного преподавателя университета. В июле в семье Тири произошло прибавление - родилась третья дочь.
В конце осени этого же года у Тири Масихо произошло еще одно радостное событие. Ему была присуждена премия газеты «Хоккайдо симбун». Так высоко был отмечен его большой вклад в изучение айнов.
Весь февраль и апрель 1950 г. Тири Масихо увлеченно работает в музее Ясутани над подготовкой статьи по айнской архитектуре и только в июне, когда работа была завершена, вернулся в Саппоро. Начиная с 1950 г. и на протяжении ряда лет совместно с другими учеными-исследователями - Такакура Синъитиро, Коно Хиромити, Сирасина и Ватанабэ - им был выполнен большой объем работ по изуче¬нию айнов Хоккайдо в историческом, этнографическом и лингвистическом отношениях.
15 октября 1952 г. Тири Масихо решает уволиться из университета и устраивается преподавателем в Институт Минамияма в г. Нагоя, в котором проработал до 31 октября следующего года. С 1953 по 1955 гг. являлся сотрудником «Культурного достояния Хоккайдо». В это же время (с сентября по октябрь 1954 г.) пишет работу, посвященную истории города Абасири.
19 ноября 1954 г. Тири Масихо была присуждена ученая степень доктора языкознания. В 1955 г. он получает научную премию от Общества Асахи. Несмотря на ухудшение здоровья, не прекращает работу. В это время для «Всеяпонской энциклопедии» им был подготовлен специальный раздел об айнах. После того как здоровье немного поправилось, в апреле он не удержался, чтобы хоть на короткое время не съездить в район мыса Соя для изучения диалектов языка айнов.
Но Тири Масихо не мог сразу уйти от преподавательской работы. Она очень много значила для него. Он отдает все свои силы работе на факультете литературы Токийского университета. Из-за обострения болезни сердца, которая все чаще давала о себе знать, большую часть времени он был вынужден проводить в больнице. Весной 1956 г Тири Масихо разводится. Однако одиночество его продлилось недолго. Летом того же года он познакомился с Миэ Хагинака. И эта встрача так трогательно описанная ею в своих воспоминания "Тиро Масихо и я", впервые была опубликована в пяти номерах журнала «Человечество», вышедших в г. Токио в 1980-1981 гг. - по числу лет, прожитых ими вместе.
Миэ Хагинака вспоминает: «После свадьбы мы жили счастливо, душа в душу». С чем она никак не могла смириться, так это с тем, что «судьба отвела нам такой короткий срок быть вместе».
До последних дней своей жизни (с марта 1958 и по апрель 1961 гг.), когда болезнь отступала Тири Масихо находил в себе силы вести преподавательскую работу в Хоккайдском университете где он был избран профессором. Можно лишь подивиться, с каким терпением и упорством он стойко преодолевал все удары судьбы и не пал духом. И велика в этом заслуга его жены - Миэ Хагинака. В самое трудное для Тири Масихо время, когда он был прикован к постели, она окружила его такой заботой и вниманием, какая бывает только у нежно любящих друг друга людей. «Лежа в больнице, Тири написал еще одну рукопись. Это было предисловие к работе его ученика Ямада Хидэдзо - «Справочник айнских топонимов Тохоку и Хоккайдо».
В один из таких дней Тири Масихо передал своей жене тетрадь со словами: «Прочти ее и сожги!». Как оказалось, «это был дневник его жизни». С тех пор прошло 45 лет, «но тетрадь цела».
Но беда, как известно, не приходит одна. 6 апреля 1961 г. у Тири Масихо неожиданно умирает его родная тетя Каннари Мацу, смерть которой он тяжело переживал. Сердечные приступы вынудили Тири Масихо 12 апреля вновь лечь в больницу. Он был помещен в палату № 416, где проходил интенсивный курс терапии. Однако болезнь быстро прогрессировала и не оставила практически никаких надежд на выздоровление.
9 июня 1961 г. Тири Масихо умирает на руках своей жены. Последними его словами были: «До свидания».
Он прожил всего 52 года и до конца своих дней все сожалел, что так и не успел довести до конца работу над «Большим словарем айнских слов и их классификацией», материалы для которого собирал по крупицам всю жизнь.
За выдающиеся заслуги в познании духовной культуры айнского народа Указом императора Японии Тири Масихо посмертно был награжден Орденом. Эта высокая награда вместе с грамотой была вручена его вдове Миэ Хагинака. Она тут же отвезла ее маме Тири Масихо - Нами, проживавшей в г. Ноборибэцу, где родился и вырос первый в истории японского государства айн - ученый-лингвист, отдавший свою жизнь изучению айнов Хоккайдо и Южного Сахалина.
В заключение хотелось бы привести слова из письма, написанного Тири Масихо своей жене Миэ Хагинака. Вот эти строки: «В жизни бывают и светлые, и темные моменты. Нужно не тащить в будущее багаж прошлых неудач... Тот, кто мучается прошлым, не может счастливо жить в будущем. В самые трудные дни в сердце должен расти росток удач. Есть много путей к счастью, которые нужно искать самим».
Строки эти необычайно просты, но мудры и прозорливы. В них заключен многовековой опыт его предков, мужественно преодолевших все невзгоды и испытания, выпавшие на их долю, во имя будущего айнского народа.
* * *
19 февраля 2002 г. в ходе кратковременного пребывания на о. Хоккайдо по приглашению Общества музейных связей с северными регионами автору посчастливилось не только побывать в г. Асахигава, где 80 лет назад учился Тири Масихо, но и посетить Айнский музей при школе «Хокумон», где экспонируется немало фотографий и материалов об ученом и его сестре - Тири Юкиэ (1903-1922) - авторе сборника «Айнские мифы», рано ушедшей из жизни.
На территории школы автору был показан каменный монумент, воздвигнутый по проекту скульптора Сора Мицуаки 8 июня 1990 г. на частные пожертвования жителей города. Мы почтили память Тири Юкиэ минутой молчания.
В светлой памяти потомков Тири Масихо и Тири Юкиэ навсегда останутся такими же одержимыми и целеустремленными, какими они были при жизни.


"Японские учёные – исследователи Южного Сахалина и Курильских островов (конец XIX –первая половина XX веков). Биобиблиографические очерки. Книга первая". Автор – М. М. Прокофьев. Южно-Сахалинск, 2006.

@темы: айну, история, личности, наука, статьи